ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА


Становление санитарно-эпидемиологической службы как ведущего звена профилактической деятельности советского здравоохранения

(1950 – 1990-е годы)

   В 1950-х годах в основном завершилась ликвидация последствий войны, здравоохранение страны вступило в новый этап. Об этом свидетельствовало правительственное постановление «О мерах по дальнейшему улучшению медицинского обслуживания и охране здоровья населения СССР» (1960 г.). В постановлении рассматривался широкий круг вопросов и ставились задачи по расширению и укреплению материальной базы здравоохранения, указывалось на необходимость строительства крупных больниц, расширения сети лечебно-профилактических учреждений. Решено было довести коечный фонд страны к 1965 году до 2 млн., увеличить производство медикаментов, медтехники. Министерству здравоохранения и Академии медицинских наук было рекомендовано, в частности, «разработать, с учетом местных условий, и осуществить мероприятия, обеспечивающие ликвидацию дифтерии, туляремии, полиомиелита и ряда заболеваний, имеющих местное распространение (малярии, анкилостомоза, трахомы и др.), а также добиться резкого снижения заболеваемости брюшным тифом, коклюшем, аскаридозом, острыми кишечными инфекциями и бруцеллезом». Осуществлять эти мероприятия предполагалось с обязательным участием органов коммунального хозяйства, ветеринарной службы, органов народного образования, а также предприятий, совхозов, колхозов, хозяйственных и общественных организаций и населения. Указывалось также на необходимость сосредоточить внимание «соответствующих научно-исследовательских организаций на решении важнейших проблем здравоохранения: изыскании методов и средств для эффективного лечения и профилактики гриппа, ангин, кори, эпидемического гепатита, кишечных инфекций». Особо подчеркивалась важность проведения мероприятий по ликвидации и предупреждению загрязнения водоемов, почвы, атмосферного воздуха городов и промышленных центров вредными выбросами и хозяйственно-бытовыми отходами; необходимость улучшения водоснабжения, канализации и санитарной очистки населенных мест. Обращалось внимание на улучшение санитарного надзора и работу санитарно-эпидемиологических учреждений. Интенсивное развитие новых отраслей народного хозяйства, расширение и углубление научных исследований в области гигиены привели к развитию принципиально новых направлений гигиенической науки — радиационной гигиены, гигиены и токсикологии пестицидов. По инициативе академиков АМН А.А. Летавета и Ф.Г. Кроткова в 1957 году специальным постановлением правительства в системе учреждений санэпидслужбы была создана сеть радиологических лабораторий. В РСФСР научное руководство этой работой было возложено на радиологический отдел НИИ гигиены имени Ф.Ф. Эрисмана и на вновь созданный Ленинградский институт радиационной гигиены. Весной 1957 года в Центральном институте усовершенствования врачей была образована первая кафедра радиационной гигиены, которую возглавил академик АМН Ф.Г. Кротков. Была создана система нормативных актов, организован госсаннадзор за использованием источников ионизирующих излучений в народном хозяйстве, и уже к 1965 году было достигнуто снижение доз, получаемых персоналом и населением.Развитие сельскохозяйственного производства в 1950-е годы, укрупнение сельских районов, механизация и химизация сельскохозяйственных работ потребовали, в частности, совершенствования организационных основ построения системы здравоохранения в сельских районах, поскольку маломощные районные отделы здравоохранения не справлялись с возложенными на них задачами по управлению здравоохранением в сельской местности. Такая реорганизация была проведена в 1956 году. При этом районный отдел здравоохранения упразднялся и функции его возлагались на главного врача центральной районной больницы — главного врача района. Одновременно были ликвидированы районные санэпидстанции как самостоятельные учреждения — их превратили в санитарно-эпидемиологические отделы центральных районных больниц. Серьезным недостатком такой реорганизации была потеря автономности санитарно-эпидемиологического учреждения в выполнении государственных надзорных функции, что негативно повлияло на эффективность работы в области государственного санитарного надзора и противоэпидемической деятельности. Кроме того, непосредственное административное подчинение санитарно-эпидемиологических отделов главным врачам центральных районных больниц резко снизило их активность в отношении контроля за санитарно-эпидемиологическим режимом работы лечебно-профилактических и других учреждений.

Фото 1. Делегаты XIV Всесоюзного съезда гигиенистов и санитарных врачей,г. Москва, 1962 г.

   В ряде случаев сократилось число штатных должностей санитарно- эпидемиологических отделов, часть специалистов перешли на работу в другие учреждения здравоохранения, ухудшилась материально-техническая база санитарно-эпидемиологических подразделений, сократилось выделение транспортных средств.Состоявшийся в 1962 г. XIV Всесоюзный съезд гигиенистов и санитарных врачей, уделив особое внимание проблемам гигиены села, подверг критике проведенную в 1950-е годы реорганизацию санэпидслужбы в сельских районах. Шагом в дальнейшем развитии санитарно-эпидемиологической службы стало Постановление Совета Министров СССР от 29 октября 1963 года №1107 «О Государственном санитарном надзоре в СССР», утвердившее новое «Положение о Государственном санитарном надзоре в СССР». В этих документах был определен государственный характер санитарно-эпидемиологического надзора, установлена структура службы, номенклатура ее учреждений и должностных лиц. Главному санитарно-эпидемиологическому управлению Минздрава СССР были предоставлены права по разработке и утверждению гигиенических норм, санитарно-гигиенических и противоэпидемических правил, обязательных для выполнения всеми министерствами, ведомствами, предприятиями, организациями, учреждениями и гражданами страны. Были также определены функции и направления деятельности всех звеньев санитарно-эпидемиологической службы, подчеркнуто ведущее значение предупредительного санитарного надзора. Реализация этого правительственного постановления способствовала укреплению санитарно-эпидемиологической службы, упорядочению ее построения, совершенствованию форм и методов ее деятельности.Уже в середине 1960-х годов санэпидстанции в сельских районах начали восстанавливаться, их материально-техническая и кадровая база укреплялись.Огромную роль в дальнейшем совершенствовании деятельности учреждений государственной санитарно-эпидемиологической службы и улучшении государственного санитарно-эпидемиологического надзора на

Фото 2. Ю.Е.Данилов выступает на XIV Всесоюзном съезде эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов, Москва, 1964 г.

объектах народного хозяйства страны сыграли министры здравоохранения СССР и РСФСР Б.В. Петровский и В.В. Трофимов, Главные государственные санитарные врачи СССР и РСФСР П.Н. Бургасов и К.И. Акулов, Г.Н. Хлябич, А.И.Кондрусев.

В этот период осуществлены меры, завершившие организационное построение санитарно-эпидемиологической службы. Постановлением Совета Министров СССР от 31 мая 1973 г. № 361 «О Государственном санитарном надзоре в СССР» было утверждено новое «Положение о государственном санитарном надзоре в СССР», которым в качестве основного учреждения системы санитарно-эпидемиологической службы принята санитарно-эпидемиологическая станция союзной и автономной республики, края, области, округа, города, района, а также бассейна, порта и линейного участка на водном транспорте.

Рисунок 1. Структура санитарно-эпидемиологической службы системы Министерства здравоохранения СССР, 1973 г.

   Положением также введено новое наименование должностных лиц, возглавляющих санитарно-эпидемиологическую службу: Главные государственные санитарные врачи. Это вызвано необходимостью подчеркнуть государственный характер санитарно-эпидемиологической службы и дифференцировать должностных лиц этой службы от главных санитарных врачей железнодорожного транспорта, гражданской авиации и т.д., осуществляющих только санитарный надзор на подведомственных объектах.Следует отметить, что, как показали исследования ученых, во второй половине XX столетия происходило изменение ряда клинико-эпидемиологических характеристик многих инфекционных болезней, что выразилось в облегчении и сокращении срока их клинического течения, увеличении числа легких, стертых и абортивных форм, уменьшении летальности. Все это наблюдалось при тифопаратифозных болезнях, дизентерии, дифтерии, коклюше, скарлатине, стрептококковых заболеваниях (рожа, ангина), эпидемическом цереброспинальном менингите, полиомиелите, туберкулезе.В результате проведения широкой иммунизации снизилась заболевае­мость некоторыми инфекциями, у ряда болезней уменьшилась периодичность их возникновения, исчезла сезонность, изменился возрастной состав заболевших. Наблюдались случаи изменения типовидовой структуры возбудителя болезни, начинали преобладать менее патогенные виды и типы. Во второй половине XX века кишечные инфекции устойчиво занимали второе место в общей структуре инфекционной заболеваемости. На смену отступавшим тифо-паратифозным болезням и дизентерии, заболеваемость которыми неуклонно снижалась, на первое место по сложности и трудности борьбы с ними выходили вирусные гепатиты и многоликие по этиологии и клиническим проявлениям диарейные заболевания, объединяемые по характеру механизма передачи и путям распространения заразного начала.




Рисунок 2. Динамика инфекционных заболеванийв Российской Федерации,в абсолютных числах

    Это была большая группа по существу весьма различных болезней. К ним относят сальмонеллезы, эшерихиозы, иерсиниоз, протеозы, клостридиоз, пищевые интоксикации, вызываемые стафилококками, дизентерию (шигеллез). Многие из возбудителей этих болезней принадлежат к условно-патогенным микроорганизмам, что в значительной мере затрудняет их клас­сификацию и дифференциацию. В 1965 г. экспертами ВОЗ болезни этой группы были названы диарейными, в то время как в официальных отчетных документах СССР эти заболевания попадали в графы «энтериты», «гастроэнтероколиты», «сальмонеллезы» и фигурировали под общим собирательным названием «острые кишечные инфекции - ОКИ».По мнению В.И. Покровского, в стране в то время число учтенных заболеваний острыми кишечными инфекциями ежегодно колебалось oт 1 100 000 до 1 200 000 случаев в год, а при комплексной социально-экономической оценке они занимали среди инфекционных болезней третье место — после гриппа, ОРЗ и вирусного гепатита. ОКИ получили значительное распространение среди жителей крупных городов.Все это следовало учитывать при планировании и проведении противоэпидемической работы в стране. Основой дальнейшего укрепления санитарно-эпидемиологической службы явилось Постановление ЦК КПСС, Совета Министров СССР от 5 июля 1968 года № 517 «О мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения и развитию медицинской науки в стране», в котором были определены задачи санитарно-эпидемиологической службы на перспективу, намечены основные направления развития ее лабораторной базы. Было рекомендовано восстановить самостоятельные санэпидстанции в сельских районах, а также создать ведомственные санитарно-гигиенические лаборатории на промышленных предприятиях. В соответствии с этим постановлением к 1972 г. было завершено преобразование санэпидотделений центральных районных больниц в самостоятельные санэпидстанции. Большое внимание уделялось определению потребности в кадрах санитарно-эпидемиологической службы, совершенствованию и экспериментальной апробации новой структуры санэпидстанций. В 1969 году Минздрав утвердил новую структуру санэпидстанций и штатное нормирование должностей специалистов, категории учреждений в зависимости от численности населения в городах и районах, что явилось серьезным шагом по упорядочению организационного построения санитарно-эпидемиологической службы, укреплению системы взаимодействия между оперативными и лабораторными звеньями в санэпидстанциях, расширению численности должностей работников. Немалую роль в охране здоровья населения страны призваны были сыграть принятые Верховными Советами страны и союзных республик (1971) законы о здравоохранении, которые определили, что охрана здоровья народа — одна из важнейших задач государства, и призвали активно служить дальнейшему улучшению охраны здоровья населения, укреплению законности в этой области общественных отношений в целях предупреждения и снижения заболеваемости, дальнейшего сокращения инвалидности и снижения смертности, устранения факторов и условий, вредно влияющих на здоровье граждан. Разделами об обеспечении санитарно-эпидемиологического благополучия населения в этих законах было определено, что санитарно-эпидемиологическое благополучие населения обеспечивается проведением комплексных санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических мероприятий и системой государственного санитарного надзора. Проведение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических мероприятий, направленных на оздоровление окружающей среды, улучшение условий труда, быта и отдыха населения, предупреждение и снижение заболеваемости, является обязанностью всех государственных органов, предприятий, учреждений и организаций, колхозов, профессиональных союзов и иных общественных организаций. Нарушение санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил и норм влечет дисциплинарную, административную и(или) уголовную ответственность. Руководство санитарно-эпидемиологической службой страны в послевоенный период осуществляли Т.Е. Болдырев (1947—1955), В.М. Жданов (1955-1960), М.Я. Никитин (1960-1961), Т.А. Николаева (1961-1964), Ю.Е. Данилов (1964-1965), П.Н. Бургасов (1965-1986). Санитарную организацию РСФСР возглавляли В.А. Рязанов (1946— 1952), В.И. Вашков (1952-1954), В.Н. Фалин (1954-1955), Т.А. Николаева (1955-1959), А.Ф. Серенко (1959-1962), Н.Ф. Измеров (1962-1964), К.И. Акулов (1965-1990). Важнейшим принципом деятельности государственной санитарно-эпидемиологической службы является широкое использование результатов научных исследований при разработке санитарных правил, методических рекомендаций и гигиенических требований, имеющих силу закона. Так, использование достижений гигиенической науки, широкое внедрение их в практику, постоянный санитарный надзор за детскими и подростковыми учреждениями дали возможность обеспечить надлежащие санитарно-гигиенические условия и соблюдение санитарно-противоэпидемического режима в них, что имеет важное значение для укрепления здоровья, улучшения показателей физического развития подрастающего поколения. Большое внимание уделялось охране окружающей среды, устранению действия на организм неблагоприятных факторов, имеющих непосредственное отношение к физическому и психическому здоровью человека. Необходимым условием защиты от неблагоприятных факторов окружающей среды явилась разработка гигиенических критериев, превышение которых связано с риском для здоровья. Стоит напомнить, что именно в нашей стране впервые в мире были установлены научно обоснованные предельно допустимые концентрации (ПДК) вредных веществ в атмосферном воздухе различных производств, в воде водоемов, в продуктах питания. Еще в 1950-х годах в стране были детально разработаны и утверждены ПДК в воздухе сернистого газа, хлора, сероводорода, сероуглерода, окиси углерода, окислов азота, свинца и его соединений, металлической ртути, нетоксичной пыли и сажи. Если быть точными, то первые ПДК в воздухе сернистого газа, окислов азота и хлористого водорода были разработаны еще в 1922 г. Дальнейшее развитие промышленности и постоянные задачи охраны здоровья людей потребовали от санитарно-противоэпидемической службы интенсивной разработки ПДК других загрязнителей атмосферного воздуха. Можно добавить, что к середине 1980-х годов в стране были разработаны и утверждены 1050 величин ПДК в воздухе рабочей зоны, 600 — химических загрязнителей атмосферного воздуха, 214 — для воды водоемов, 50 — для почвы. Интенсификация развития всех отраслей народного хозяйства вызывала необходимость усиления мер по охране окружающей среды, в первую очередь по защите водоемов от загрязнения, а также по уменьшению вредного влияния загрязнения воздуха и почвы на здоровье человека. Эти задачи должны были быть реализованы путем дальнейшего расширения строительства и реконструкции очистных сооружений, внедрения технологических схем безотходных производств и использования оборотного водоснабжения. Контроль за своевременностью и правильностью выполнения природоохранных мероприятий призваны были осуществлять различные контролирующие организации, но в первую очередь санитарно-гигиенические подразделения СЭС. В 1980-е годы санитарно-противоэпидемическая служба принимала участие в разработке и оценке генеральных схем размещения отраслей народного хозяйства, проектов районной планировки и крупных промышленных комплексов. К сожалению, эти планы, предусматривавшие рациональное использование территории и природных ресурсов, а также улучшение условий труда, быта и отдыха и содержавшие научно обоснованные рекомендации, в полном объеме не были воплощены в жизнь. Экономические и социальные преобразования в стране во второй поло­вине XX столетия, достижения гигиенической и эпидемиологической науки, совершенствование деятельности государственной санитарной службы в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения способствовали снижению инфекционной заболеваемости по ряду нозологических форм. В этот период были разработаны и внедрены в практику здравоохранения вакцины против дифтерии, кори, эпидемического паротита, полиомиелита, гриппа. В стране была создана эффективная система вакцинопрофилактики.

Фото 3. В.М. Жданов выступаетна заседании исполкома ВОЗ.

   В 1958 г. по инициативе Минздрава СССР Всемирная ассамблея здравоохранения приняла резолюцию о развертывании глобальной программы ликвидации оспы. Внимание к этой инфекции, которая в нашей стране была ликвидирована еще в середине 1930-х годов, оказалось оправданным. Ведь только за период с 1945 по 1973 г. оспа завозилась в страны Европы более 60 раз. К началу глобальной программы ликвидации оспы эта инфекция была эндемична для 58 стран Азии, Африки и Южной Америки, на территории которых проживало свыше 2 млрд. человек. По подсчетам специалистов ВОЗ, в этот период оспой заболевало ежегодно не менее 2 млн. человек.

Фото 4.  Профессор О.В. Бароян руководит собранием, посвященным 150-ой годовщине Луи Пастера, 1972 г.

   В 1966 году ВОЗ была принята резолюция об интенсификации противооспенной кампании на 10-летний период. В это большой вклад внесли российские ученые — эпидемиологи, микробиологи и руководители санитарно-эпидемиологической службы страны: В.М. Жданов, О.В. Бароян, О.Г. Анджапаридзе, С.С. Маренникова, И.Д. Ладный и другие. Наша страна, став инициатором программы ликвидации оспы, оказывала постоянную поддержку в ее выполнении. Уже в 1958 году СССР предоставил ВОЗ для использования в программе 25 млн. доз противооспенной вакцины, в последующие годы регулярно передавали ВОЗ большие партии вакцины, а также снабжали вакциной на основе двусторонних соглашений Индию, Ирак, Иран, Афганистан, Бирму и другие страны. Количество предоставленной нашей страной противооспенной вакцины превосходило то, что передали в дар ВОЗ все остальные страны вместе взятые. Одновременно в странах, где проводились мероприятия, работали в качестве консультантов наши медики. Это тоже явилось существенной помощью, обеспечившей успех программы.

Фото 5. Директор Московского научно-исследовательского института препаратов против полиомиелита О.Г. Анджапаридзе.

   Передача оспы от человека к человеку, продолжавшаяся тысячелетиями на всем протяжении человеческой истории, прекратилась 26 октября 1977 г., когда в г. Мерке (Сомали) был зарегистрирован последний больной оспой.

Фото 6. Заведующая лабораторией оспенной ововакцины С.С. Маренникова (слева) за работой в боксе.

   Объединенные усилия органов здравоохранения многих стран привели к победе над одной из самых страшных болезней, уносившей сотни тысяч человеческих жизней и причинявшей неисчислимые страдания. В 1980 г. Всемирная организация здравоохранения провозгласила ликвидацию оспы на земном шаре.

Фото 7. Плакат ВОЗ по случаю сертификации ликвидации оспы в Сомали и, следовательно, во всем мире, 1979 год.

    В области гигиенических дисциплин были проведены глубокие теоретические и практические исследования, послужившие основой гигиенического нормирования, разработки методов гигиенического прогнозирования санитарного состояния атмосферного воздуха и водных ресурсов, гигиенических принципов расселения и размещения производственных сил и промышленно-технических комплексов, мероприятий по оздоровлению условий труда и снижения уровня профессиональной заболеваемости. Были разработаны рационы питания населения, дана гигиеническая оценка учебной нагрузки детей начальной школы и т. д. Результаты выполненных в 1970-х годах целенаправленных иммунологических исследований здоровья детей позволили в 1980 г. пересмотреть календарь профилактических прививок. В соответствии с новым календарем, утвержденным приказом Минздрава СССР от 14 января 1980 года №50 «О календаре профилактических прививок и основных положениях об их организации и проведении», вакцинацию детей против полиомиелита, дифтерии, коклюша и столбняка следовало начинать с 3-месячного возраста. Было доказано, что прививки против кори, проведенные в возрасте до 12 месяцев, менее эффективны, чем в возрасте 15—18 мес. Основные преимущества нового календаря профилактических прививок проявились в большем охвате детей иммунизацией в оптимальные возрастные интервалы. Так, прививки АКДС и поливакцинами выполняли в первые 6 месяцев жизни ребенка, когда он менее подвержен простудным заболеваниям, служащим временным противопоказанием для вакцинации и приводящим к переносу сроков прививок. Новый календарь профилактических прививок позволил сократить необходимое число посещений ребенком медицинского учреждения для получения вакцинации в течение 1-го года жизни с 7 до 4, что увеличило охват этого контингента иммунизацией. Кроме того, изучался вопрос о введении региональных календарей профилактических прививок по отдельным инфекциям с учетом особенностей разных регионов страны. В связи с проведением широких профилактических и противоэпидемических мероприятий менялись общая структура и клинико-эпидемиологические характеристики инфекционных заболеваний. Заметно уменьшилась заболеваемость брюшным тифом и паратифами, бруцеллезом, детскими инфекциями (дифтерией, корью, коклюшем, скарлатиной, полиомиелитом), кровяными инфекциями (малярией, туляремией, сыпным и возвратным тифами), но росла заболеваемость вирусными гепатитами, острыми кишечными инфекционными болезнями. По-прежнему периодически возникали грозные эпидемии гриппа. Привлекал внимание рост заболеваемости менингококковой инфекций, клещевым энцефалитом, геморрагическими лихорадками. В 1970 г. в стране появилась холера. Снижение инфекционной заболеваемости происходило неравномерно. Так, с 1951 по 1970 г. заболеваемость брюшным тифом снизилась почти в 4 раза, коклюшем — в 8 раз, бруцеллезом - более чем в 14 раз, туляремией — в 18 раз, полиомиелитом — в 35 раз, дифтерией — более чем в 70 раз, а за­болеваемость малярией в 1970 г. упала до 0,04 на 100 000 населения. Однако в период с 1971 по 1990 г. по существу прекратилось снижение заболеваемости бруцеллезом, дифтерией, полиомиелитом, малярией, туляремией, сыпным тифом. Показатели заболеваемости этими инфекциями фиксировались на очень низких цифрах, но их возбудители упорно продолжали существовать в человеческой популяции, периодически и, как казалось, совершенно неожиданно вызывая эпидемические вспышки. Продолжалось снижение заболеваемости брюшным тифом и паратифами, но росли показатели заболеваемости сальмонеллезом и вирусными гепатитами; уменьшились темпы заболеваемости детскими инфекциями (коклюшем, скарлатиной), но, как сигнал о явном санитарно-эпидемиологическом неблагополучии, с 1970 по 1975 г. по всей стране прокатывается волна эпидемий азиатской холеры. В 1970-е годы санитарно-эпидемиологическая служба продолжала развиваться и совершенствоваться, особенное внимание обращалось на развитие и оснащение сети санитарно-противоэпидемических учреждений и укомплектование их необходимыми кадрами специалистов. Это подтверждают цифры и факты. Так, до Великой Отечественной войны в стране имелось около 2000 специализированных учреждений, осуществлявших государственный санитарный надзор и противоэпидемические мероприятия, которые в своей деятельности опирались на 54 профильных научно-исследовательских института, разрабатывавших проблемы эпидемиологии и гигиены, занимавшихся производством различных бактерийных препаратов. В санитарно-профилактических учреждениях работало более 12 500 врачей. В середине 1970-х годов санитарно-эпидемиологическая служба страны была представлена 4754 самостоятельными санитарно-эпидемиологическими станциями и 49 000 врачами санитарно-противоэпидемического профиля, что было почти в 4 раза больше, чем в 1940 году. Общая численность персонала санитарно-эпидемиологических станций в 1975 году по сравнению с 1970 году увеличилась на 20,0%. При этом в сельских районных санитарно-эпидемиологических станциях пополнение кадрами по сравнению с городскими учреждениями шло более интенсивно; укомплектованность врачебными кадрами выросла с 86,4% в 1970 году до 96,7% в 1975 году В 1970—1980-х годах наша страна вступила в полосу экономического застоя, что прямо отразилось на всех сферах жизни общества, в том числе на здравоохранении. Процент средств, отпускаемых на нужды охраны здоровья, из года в год уменьшался. По данным Е.И. Чазова, доля госбюджета, отпу­щенная на здравоохранение, составляла: в 1960 г. — 6%; в 1970 г. — 6,1%; в 1980 г. — 5,0% и в 1985 г. — всего 4,6%. Эти ассигнования едва покрывали расходы, связанные с ростом населения страны. Врачи весьма неравномерно распределялись по городам и сельским районам страны, а состояние большинства больниц было неудовлетворительным — не хватало оборудования, медицинской аппаратуры, лекарств. Угрожающий характер принимало загрязнение окружающей среды. На ухудшение санитарного состояния городов и промышленных поселков, загрязнение открытых водоемов начали обращать внимание еще в 1960-х годах, объясняя это отставанием строительства канализации и водопроводов от жилищного и промышленного строительства. В связи с этим в резолюции XIV Всесоюзного съезда эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов (1964) было подчеркнуто, что «санитарно-эпидемиологическая служба все еще недостаточно использует свои права в части предъявления жестких требований по улучшению санитарного состояния населенных мест, предприятий, общественных зданий, оздоровлению внешней среды». А на XV Всесоюзном съезде эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов (1970) был заслушан доклад Ф.Г. Кроткова, указавшего на серьезные недостатки в санитарном состоянии страны, с чем, по его мнению, было прямо связано распространение многих инфекционных болезней, начиная с 1970-х годов, происходит неуклонное снижение рождаемости и естественного прироста населения страны: 1960 г. — 17,8 на 1000 населения; в 1970 г. - 9,2; в 1980 г. - 8,0 и в 1989 г. - 7,6. Важным направлением работы санитарно-эпидемиологической службы было предупреждение заноса и распространения в нашей стране особо опасных инфекций и, в частности, меры по санитарной охране границ. Еще в 1929 г. правительством была ратифицирована Международная санитарная конвенция, принятая в Париже в 1926 г., и на ее основе изданы правительственные постановления «О санитарной охране границ СССР» (23 августа 1931 г.) и «Правила по санитарной охране границ СССР» (25 ноября 1931 г.), действовавшие до 20 сентября 1940 г. В новых правилах, утвержденных Наркомздравом, обращалось большое внимание на комплекс санитарно-карантинных мероприятий на сухопутных границах страны. Предусматривалось расширение и оборудование санитарно-карантинных станций в аэропортах, на речных и озерных пристанях, пограничных железнодорожных станциях. Правила допускали временное закрытие участков сухопутной границы для передвижения людей и товаров как чрезвычайную противоэпидемическую меру. В дальнейшем в связи с развитием международных воздушных сообще­ний, повышением роли авиатранспорта в экономических и культурных свя­зях нашей страны были введены дополнительные меры по санитарной охране границ. Так, в мае 1945 г. были приняты «Правила по санитарной охране воздушных границ СССР», разработанные Наркомздравом и Главным управлением воздушного флота; этот документ регламентировал проведение санитарно-карантинных мероприятий в международных аэропортах. В 1946-1948 гг. после создания Всемирной организации здравоохранения, которая приняла на себя и традиционные функции международного карантина, было предложено, чтобы Всемирная ассамблея ВОЗ имела право рассматривать и утверждать все международные регламентации относительно санитарных карантинов и других мероприятий международного характера, направленных на предупреждение распространения «конвенционных болезней». На этом основании Всемирная организация здравоохранения предложила заменить все действовавшие до этого международные санитарные конвенции едиными международными санитарными правилами, которые должны быть основаны на современных данных по эпидемиологии этих инфекций и которые должны систематически восполняться по мере накапливания новых научных данных. Разработанные ВОЗ первые международные санитарные правила были утверждены Всемирной ассамблеей ВОЗ 25 мая 1951 г. и представляли собой пересмотренные и дополненные положения и статьи 13 предыдущих международных санитарных конвенций. Основной целью международных правил ВОЗ являлось «обеспечение максимальной безопасности в отношении международного распространения болезней в мире при минимальном нарушении международных сообщений».

Фото 8. Международные санитарные правила, ВОЗ, Женева, 1967 г.

   В последующие годы в нашей стране продолжали совершенствоваться мероприятия по санитарной охране границ. В 1956 г. в соответствии с Международными санитарными правилами, введенными в действие Всемирной организацией здравоохранения 26 мая 1951 г., в нашей стране принимаются «Правила по санитарной охране сухопутных, воздушных и водных границ». Эти правила основывались на том, что санитарная охрана границ представляет собой комплекс административных и медико-санитарных мер, проводимых для предупреждения заноса из других стран заболеваний, опасных для людей, животных и растений. В соответствии с Международными санитарными правилами к числу карантинных (конвенционных) болезней были отнесены чума, холера, натуральная оспа, желтая лихорадка и паразитарные тифы в случае их эпидемического распространения. Мероприятия по санитарной охране границ осуществлялись Министерством здравоохранения через сеть территориальных и ведомственных СЭС и специализированных (противочумных) учреждений. В конце 1960-х годов концепция санитарной охраны государственных границ начинает меняться. Суть этих изменений была в том, что наряду с проведением строгих санитарно-карантинных мероприятий на государственных границах необходимо было проводить комплекс организационных, лечебно-профилактических и санитарно-противоэпидемических мероприятий на всей территории страны. Таким образом, меры по санитарной охране границ от заноса и распространения карантинных болезней в новых условиях должны были опираться на соответствующие мероприятия, проводимые на всей территории страны, и Правила по санитарной охране границ заменялись на Правила по санитарной охране территории страны от завоза и распространения карантинных и других инфекционных заболеваний. Они были утверждены приказом министра здравоохранения в августе 1967 г. и введены в действие с 1 ноября 1967 г. Существенно, что изменение эпидемиологической ситуации в мире и опыт проведения международных кампаний борьбы с особо опасными инфекциями приводят к созданию концепции международного эпидемиологического надзора, направленного, с одной стороны, на выявление и уменьшение размеров пораженных болезнью территорий, а с другой — на совершенствование профилактических и противоэпидемических мероприятий и снижение риска распространения инфекций в случае их завоза извне.